Эксперт

Курсы валют

16.06.2018
62.7
9.8
0.57
83.1
0
2.38
0.19

Статистика

Реклама

МОЖЕТ ЛИ ОГУП ПЕРЕДАВАТЬ ОС В АРЕНДУ БЕЗ ВОЗМЕЩЕНИЯ ЗАТРАТ, Т.Е. С УБЫТКОМ

Главная страница


          Ситуация:
       ОГУП  "Л"  на  праве  хозяйственного  ведения принимает на свой
   баланс  основные  средства  от Комитета государственного имущества.
   Начисляем амортизацию ОС, налог на имущество и т.д.
       С   ОАО   "Ли"   заключается   договор   аренды,   по  которому
   устанавливается  фиксированная  арендная  плата. Доходы, полученные
   от  сдачи  в аренду основных средств, ОГУП "Л" перечисляет в бюджет
   государства (ст.42, 152 Бюджетный кодекс РФ).
       В  результате,  фактически  предприятие не имеет доходов. Кроме
   того,  уплачивает  НДС  в  бюджет  (позже  возмещается),  возникают
   расходы:  по  амортизации,  уплате  налога на имущество, земельного
   налога.  Финансовый  результат от деятельности по передаче в аренду
   имущества   - убыток. Были предложения  по возмещению затрат, но не
   приняты.

       Вопрос:
       Какой  выход  из  этой  ситуации? Может ли ОГУП передавать ОС в
   аренду без возмещения затрат, т.е.  с убытком, последствия?

       Ответ:
       В   представленном   вопросе   имеется   ссылка  на  статью  42
   Бюджетного   кодекса   РФ   "Доходы   от  использования  имущества,
   находящегося  в  государственной  и  муниципальной  собственности".
   Пункт  1  статьи 42 расшифровывает, какие именно средства формируют
   данную  статью  доходов бюджета. Причем, к доходам от использования
   имущества  отнесены  одновременно  и  "средства,  получаемые в виде
   арендной   либо  иной  платы  за  сдачу  во  временное  владение  и
   пользование  или во временное пользование имущества, находящегося в
   государственной  или муниципальной собственности", и "часть прибыли
   государственных  и  муниципальных унитарных предприятий, остающаяся
   после  уплаты  налогов  и  иных  обязательных  платежей". Унитарное
   предприятие   получает   прибыль  в  процессе  своей  хозяйственной
   деятельности,  то  есть  в  процессе использования закрепленного за
   предприятием  имущества.  Следовательно,  возникает вопрос, в какой
   из  двух  форм  собственник  имущества  вправе  получать  доход  от
   использования имущества.

       Представляется,  что решение данного вопроса должно вытекать из
   сути   правовых   отношений   собственника  имущества  и  субъекта,
   обладающего правом хозяйственного ведения.
       Законодательство     определяет    государственное    унитарное
   предприятие    как   организационно-правовую   форму   коммерческих
   организаций,  преследующих  извлечение  прибыли в качестве основной
   цели  своей  деятельности  (п.2  ст.50  ГК РФ). Особенностью данной
   формы  организации  является  то,  что  имущество  ГУП  находится в
   государственной  собственности  и принадлежит такому предприятию на
   праве хозяйственного ведения.
       Действительно,   собственником   имущества   в   данном  случае
   является  государство  в  лице Федерального агентства по управлению
   федеральным  имуществом. По общему правилу собственнику принадлежат
   права   пользования,   владения  и  распоряжения  своим  имуществом
   (ст.209  ГК  РФ).  Правомочие  распоряжения имуществом выражается в
   принятии  решения  государством в лице своих уполномоченных органов
   о  создании  унитарного предприятия, в закреплении за ним имущества
   на  праве  хозяйственного ведения, определении предмета и целей его
   деятельности,  его реорганизации и ликвидации, назначении директора
   (руководителя)     предприятия,     осуществлении    контроля    за
   использованием   по   назначению   и   сохранностью  принадлежащего
   предприятию имущества (п.1 ст.295 ГК РФ).
       При   этом  законодательство  вводит  ограничения  на  действия
   собственника   в  отношении  своего  имущества   -  они  не  должны
   противоречить  закону  и  иным правовым актам и не нарушать права и
   охраняемые законом интересы других лиц (п.2 ст.209).

       ГУП,  которому  имущество  принадлежит  на праве хозяйственного
   ведения,  владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом также
   в  пределах, определяемых статьей 295 ГК РФ. Согласно п.2 ст.295 ГК
   РФ  унитарное  предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на
   праве  хозяйственного  ведения  недвижимое имущество, сдавать его в
   аренду,  отдавать  в  залог,  вносить  в качестве вклада в уставный
   (складочный)  капитал  хозяйственных обществ и товариществ или иным
   способом  распоряжаться  этим имуществом без согласия собственника.
   Аналогичная   норма   закреплена  в  п.2  ст.18  Закона  N  161-ФЗ.
   Следовательно,   правомочия   собственника   имущества  заключаются
   только   в  выражении  согласия  или  несогласия  с  перечисленными
   действиями.   В   остальном   возникающие   отношения   сторон   по
   перечисленным    операциям    регулируются   нормами   гражданского
   законодательства.
       Из  указанных  норм следует, что по договору аренды именно ГУП,
   а  не  государство  в  лице  территориальных  органов  Федерального
   агентства   по   управлению   федеральным   имуществом,   выступает
   арендодателем   федерального   имущества,  закрепленного  на  праве
   хозяйственного  ведения.  У  комитета есть лишь право дачи согласия
   на  сдачу имущества в аренду, а право на получение доходов от сдачи
   имущества  в  аренду  принадлежит  предприятию.  Как  указано выше,
   действия  собственника  не должны нарушать охраняемое законом право
   унитарного  предприятия  на возникающий непосредственно из договора
   аренды доход.

       На основании вышесказанного можно сделать следующие выводы.
       Если  имущество  входит  в  состав  государственной  казны и не
   закреплено   на   праве  хозяйственного  ведения  или  оперативного
   управления  за  конкретной  организацией, то собственник использует
   свои   права   на   имущество   путем   сдачи   его  в  аренду,  и,
   соответственно,  как  участник гражданских правоотношениях получает
   доход от использования имущества в виде арендной платы.
       Если  имущество  закреплено  на праве хозяйственного ведения за
   конкретным  предприятием,  то  собственник  использует  имущество в
   виде  учредителя унитарного предприятия, и доходом от использования
   является  часть  прибыли.  Порядок,  размеры и сроки перечисления в
   соответствующий  бюджет  части  прибыли,  остающейся в распоряжении
   унитарного  предприятия  после  уплаты  налогов и иных обязательных
   платежей,    должны    быть    устанавлены    Правительством    РФ,
   уполномоченными  органами  государственной  власти субъектов РФ или
   органами    местного    самоуправления    (Федеральный   закон   "О
   государственных   и   муниципальных   унитарных   предприятиях"  от
   14.11.2002 № 161-ФЗ).
       Причем    независимо    от    формы   получения   собственником
   государственного  имущества дохода от использования этого имущества
   положения   Бюджетного  кодекса  предписывают,  что   в  доходы  от
   использования   имущества,   находящегося   в  государственной  или
   муниципальной    собственности,   включаются   в   состав   доходов
   соответствующих   бюджетов   после   уплаты   налогов   и   сборов,
   предусмотренных законодательством о налогах и сборах.


       Следует  обратить  внимание на Постановление Пленума Верховного
   суда  РФ  и  ВАС  РФ  N  6/8  от  01.07.1996,  в пункте 39 которого
   указано,  что  условия  договоров,  заключенных между собственником
   соответствующего   государственного  (муниципального)  имущества  и
   унитарным   предприятием,   основанным   на   праве  хозяйственного
   ведения,   которые   изменяют  характер  и  пределы  полномочий  по
   владению,     пользованию     и     распоряжению    государственным
   (муниципальным)    имуществом,    находящимся   у   предприятия   в
   хозяйственном ведении (ст. 294, 295 ГК) являются ничтожными.

       В  ходе  анализа арбитражной практики выявлено, что имеют место
   факты  обращения  унитарных  предприятий  в  суд  с  заявлениями  о
   признании    не   законными   актов   органов   законодательной   и
   исполнительной   власти   (Постановления   ФАС  Восточно-Сибирского
   округа  от  27.08.2004  по  делу А19-6630/04-27-Ф02-3361/04-С1, ФАС
   Дальневосточного  округа от 16.11.2004 по делу № Ф03-А04/04-1/3317,
   ФАС   Западно-Сибирского   округа   от   06.04.2005   по   делу   №
   Ф04-1801/2005(9927-А46-23).  Причем  в  судах  рассматривается  как
   правомерность  самого  условия  о полном изъятии доходов от сдачи в
   аренду,  так  и  порядка,  размера  изъятия полученной предприятием
   прибыли.
       Интерес,    представляет    доводы    кассационной   инстанции,
   отраженные   в  Постановления  ФАС  Восточно-Сибирского  округа  от
   27.08.2004  по  делу  А19-6630/04-27-Ф02-3361/04-С1. Наличие титула
   права  хозяйственного  ведения  предполагает возможность реализации
   предусмотренного  федеральным  законом  объема полномочий. В случае
   сдачи  в  аренду имущества, обремененного таким ограниченным вещным
   правом,  у соответствующей организации по сути остается только одна
   форма  реализации права хозяйственного ведения - получение арендных
   платежей.
       Арбитры  указывают  на то, что невозможность получения арендных
   платежей   и   их   надлежащего  использования,  в  том  числе  для
   выполнения  обязанности  по  несению  бремени содержания имущества,
   организациями,    обладающими    таким    имуществом    на    праве
   хозяйственного  ведения,  фактически  означает  прекращение данного
   ограниченного  вещного  права, что недопустимо, поскольку основания
   прекращения  права  хозяйственного ведения закреплены в федеральном
   законе  (в  том  числе  статья 235, часть 3 статьи 299 Гражданского
   кодекса   Российской   Федерации)  и  не  подлежат  расширительному
   толкованию.  Поэтому только прямое участие в гражданских (арендных)
   правоотношениях    публичных    образований    (в   данном   случае
   муниципального   образования)   в   лице  надлежаще  уполномоченных
   органов  является  условием возникновения соответствующих бюджетных
   правоотношений  и  учета  в  доходах  публичного  бюджета средств в
   размере 100% платы за сдачу в аренду публичного имущества.
       По  аналогичной причине возникают споры в отношении возможности
   перечисления  арендной  платы  арендатором  не на счет предприятия,
   которое  владеет  имуществом  на  праве  хозяйственного  ведения, а
   непосредственно  в  бюджет.  К  сожалению,  арбитражная  практика в
   данном вопросе складывается не однозначно.
       Существует      судебное     решение     (Постановление     ФАС
   Северо-Западного  округа от 03.06.2005 по делу № А13-1144/2005-10),
   в  котором  признается правомерным положение нормативного правового
   акта,   устанавливающего  обязанность  арендатора  перечислять  90%
   арендной   платы   напрямую   в  соответствующий  бюджет.  Основным
   аргументом   суда явилось то обстоятельство, что уставы предприятий
   не   содержали  в  качестве  одного  из  видов  деятельности  сдачу
   имущества в аренду.
       В  то  же время ФАС Уральского округа в своем решении по делу №
   Ф09-3487/04-ГК,  основываясь на анализе прав унитарного предприятия
   на  получение  дохода  от  сдачи  имущества  в аренду, указывает на
   неправомерность  требований  Комитета по управлению государственным
   имуществом  к арендатору по уплате арендной платы на счета бюджета.
   Суд  также  обращает внимание, что порядок распределения доходов от
   деятельности  унитарного  предприятия определен законом для данного
   случая как получение части прибыли.

       По   нашему   мнению,   обязанность   унитарного   предприятия,
   установленная  органами  субъекта  РФ,  по  перечислению  в  бюджет
   дохода  от сдачи в аренду имущества в полной сумме не соответствует
   законодательству,  и  унитарное предприятие вправе обратиться в суд
   с заявлением о признании такого нормативного акта незаконным.
       Кроме    того,    полученный    доход   унитарное   предприятие
   перечисляет  после  удержания всех налогов, связанных с владением и
   использованием  имуществом на праве хозяйственного ведения, поэтому
   "невозмещаемыми"   являются   только  расходы  в  виде  начисленной
   амортизации.    Отсутствие    прибыли    от    определенного   вида
   хозяйственной  деятельности   в  случае  факта  получения дохода не
   влечет налоговых последствий для предприятия.
   
   


Главная страница