Эксперт

Курсы валют

16.06.2018
62.7
9.8
0.57
83.1
0
2.38
0.19

Статистика

Реклама

АВТОР АБДУЛЛАЕВ М.К. ПРОЦЕНТЫ ЗА ПРОСРОЧКУ ИСПОЛНЕНИЯ ДОГОВОРА ДЕНЕЖНОГО ЗАЙМА, КАК ФОРМА ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗАЕМЩИКА

Главная страница

  

               ПРОЦЕНТЫ ЗА ПРОСРОЧКУ ИСПОЛНЕНИЯ ДОГОВОРА
          ДЕНЕЖНОГО ЗАЙМА, КАК ФОРМА ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗАЕМЩИКА
   
                                         Абдуллаев Мурад Кайбуллаевич,
                                 помощник Председателя Верховного суда
                                    Республики Дагестан, г. Махачкала,
                               аспирант Дагестанского государственного
                                      университета (ДГУ), г. Махачкала
              Научный руководитель - д. ю. н., профессор зав. Кафедрой
                         гражданского права ДГУ Омарова Ума Авадзиевна
   
       Согласно  п.1 ст.811 ГК РФ, если иное не предусмотрено  законом
   или  договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок
   сумму  займа,  на  эту  сумму подлежат уплате проценты  в  размере,
   предусмотренном  п.1 ст.395 ГК со дня когда она  должна  была  быть
   возвращена,  до  дня  её возврата займодавцу независимо  от  уплаты
   процентов, предусмотренных п.1 ст.809 ГК.
       Законодателем  в  ст.395  ГК  РФ предусмотрен  специальный  вид
   ответственности для случаев нарушения денежного обязательства.
       В  соответствии  с  п.1  ст.395 ГК  РФ  за  пользование  чужими
   денежными   средствами  вследствие  их  неправомерного   удержания,
   уклонения  от  их  возврата,  иной  просрочки  в  их  уплате   либо
   неосновательного  получения или сбережения  за  счет  другого  лица
   подлежат уплате проценты на сумму этих средств.
       В законодательстве не дано определения денежного обязательства.
   Для   правоприменителя,   с   учетом  затруднений   возникающих   в
   применении ст.395 ГК, понятие денежного обязательства дано  высшими
   судебными   инстанциями   в   совместном   Постановлении   Пленумов
   Верховного  и  Высшего  Арбитражного  Судов  Российской   Федерации
   №13/14   от   8октября  1998г.  "О  практике  применения  положений
   Гражданского   кодекса  РФ  о  процентах  за   пользование   чужими
   денежными  средствами"  (далее в тексте  Постановление  №13/14),  в
   соответствии  с  п.1  которого, в силу денежного  обязательства  на
   должника   возлагается  обязанность  уплатить  деньги.   При   этом
   отдельно  уточняется,  что в денежном обязательстве  деньги  должны
   использоваться  в качестве средства платежа или средства  погашения
   денежного долга.
       Договор  денежного займа являет собой типичный пример денежного
   обязательства,   поскольку   содержание   заемного    обязательства
   составляет  только  "голая" обязанность заемщика погасить  денежный
   долг.
       Следовательно,  в  случае  неправомерного  удержания  заемщиком
   позаимствованных  денег,  уклонения  от  их  возврата,   или   иной
   просрочки  в  погашении  долга,  к заемщику  может  быть  применена
   ответственность,  меры которой предусмотрены  в  ст.395  ГК.  Сразу
   отметим,  что так или иначе, вне зависимости от мотивов  нарушителя
   обязательства,  нарушение проявляется в пропуске  сроков  погашения
   денежного долга.
       Законодатель   связывает  возможность   начисления   процентов,
   предусмотренных   ст.395  ГК  РФ  только  с  объективной   стороной
   допущенного     должником    нарушения.    Субъективная     сторона
   правонарушения,  будь  то  умысел  должника  либо  напротив   форс-
   мажорные  обстоятельства,  при применении  норм  ст.395  ГК  РФ  не
   исследуется.  Эта позиция перекликается с общепринятой  в  доктрине
   гражданского  права  теорией, которая была детально  разработана  в
   работах  Л.А.  Лунца.  Он  утверждал,  что  уплата  денег,  имеющих
   хождение  в  данной  стране, всегда объективно возможна,  поскольку
   "невозможность  исполнения  могла  бы  наступить  лишь   в   случае
   исчезновения денег без замены их новыми, т.е. в случае  прекращения
   товарно-денежного хозяйства, - что с точки зрения права никогда  не
   может  наступить".  Таким образом, такое общее условие  гражданско-
   правовой    ответственности,   как   виновный   характер   действий
   нарушителя  при  применении ответственности за нарушение  денежного
   обязательства  не  может приниматься судом  во  внимание,  так  как
   какого-либо значения не имеет.
       Из  диспозиции  ст.395 ГК РФ, что подтверждается и  положениями
   Постановления №13/14, следует, что при возложении на должника, а  в
   нашем  случае  заемщика,  ответственности  за  нарушение  денежного
   обязательства суд не выясняет причин возникшей при погашении  долга
   просрочки.   Заемщик  считается  незаконно  пользовавшимся   чужими
   денежными средствами и несет за это ответственность, даже в  случае
   если он не извлек никакой прибыли из пользования чужими деньгами  в
   период  просрочки, либо просрочка возникла ввиду недобросовестности
   его  контрагентов. Это правило особенно четко проявляется в заемных
   отношениях.  Доводы  заемщика в оправдание допущенной  в  погашении
   долга  просрочки судом не могут быть приняты во внимание и положены
   в  основу решения об отказе во взыскании процентов, предусмотренных
   ст.395 ГК РФ.
       Одновременно  заявляя требование о применении  к  просрочившему
   заемщику  ответственности, предусмотренной ст.395 ГК РФ  займодавец
   не  обязан доказывать наличие у него убытков и ущерба, причиненного
   нарушением обязательства денежного займа.
       Таким  образом,  одним из очевидных признаков  предусмотренного
   ст.395 ГК РФ вида гражданско-правовой ответственности является  то,
   что  её  применение  основано  только  на  факте  нарушения  сроков
   исполнения   денежного  обязательства,  без  выяснения   причин   и
   последствий этого нарушения.
       Вместе  с  тем в юридической литературе нет единого  мнения  по
   вопросу  о квалификации мер воздействия, предусмотренных ст.395  ГК
   РФ.
       Следует   согласиться  с  мнением  Л.А.  Новоселовой,   которая
   отмечает,    что   понятие   "проценты   годовых"    по    денежным
   обязательствам   само  по  себе  не  определяет  правовой   природы
   складывающихся  между  сторонами отношений,  а  лишь  указывает  на
   способ   исчисления   денежных  сумм.  Для  определения   характера
   начисляемых  процентов  по  денежным  обязательствам  необходимо  в
   первую     очередь    учитывать,    с    какими    обстоятельствами
   законодательство связывает обязанность их уплаты должником.
       В  юридической литературе высказывались разные взгляды на  этот
   вопрос.
       По мнению М.Г. Розенберга проценты по cт.395 ГК РФ не относятся
   к  мерам гражданско-правовой ответственности, а представляют  собой
   плату  (вознаграждение) за пользование чужим  капиталом  (денежными
   средствами).
       С.С.   Занковский,  комментируя  положения   п.1   ст.811   ГК,
   указывает,  что  в  нем речь идет об ответственности  заемщика,  не
   возвратившего в установленный договором срок сумму займа. Он  -  по
   мнению   автора  -  должен  возместить  займодавцу  убытки,  размер
   которых  определяется  в порядке, предусмотренном  п.1  ст.395  ГК.
   С.С.  Занковский, как видно из приведенной цитаты, разделяет мнение
   и  многих  других юристов, стоящих на позиции признания  процентов,
   предусмотренных ст.395 ГК РФ, частной формой, разновидностью  такой
   меры гражданско-правовой ответственности как возмещение убытков.
       А.  Попов  предлагает  правила ст.395 ГК РФ  рассматривать  как
   специальную  по  отношению  к  ст.330  ГК  РФ  норму   о   законной
   неустойке.
       В.А. Вятчин и Т.Ю. Криворогова высказывают мнение о том, что  в
   связи  с тем, что повышенные проценты за просрочку возврата заемных
   средств  (п.1  ст.811 ГК РФ) обладают одновременно  как  признаками
   меры    гражданско-правовой   ответственности    за    ненадлежащее
   исполнение   должником  своего  обязательства,  так  и   признаками
   способа обеспечения исполнения таких обязательств, в принципе,  как
   и   неустойка,   их   допустимо  рассматривать  как   иной   способ
   обеспечения   исполнения  обязательств,  по   ряду   признаков   не
   совпадающий  со  специфической природой неустойки,  предусмотренный
   п.1   ст.329  ГК.  Эти  выводы  авторы  связывают  с  диспозитивным
   характером  норм ГК РФ о праве сторон на выбор способов обеспечения
   обязательства.
       Необходимо подчеркнуть, что позиции данных авторов, несмотря на
   их  взаимоисключаемость, объединены одной общей чертой. Все  авторы
   пытаются  найти  место  институту процентов за  пользование  чужими
   денежными  средствами в рамках других цивилистических  категорий  и
   конструкций.
       Справедливости ради следует отметить, что проценты по  ст.  395
   ГК  РФ  по  внешним признакам близки к законной неустойке.  Однако,
   как  представляется,  законодатель в случае  идентичности  правовой
   природы  процентов, предусмотренных ст.395 ГК  РФ  и  неустойки  не
   стал  бы  дублировать  один  и тот же правовой  институт  в  разных
   нормах ГК.
       Институт  процентов за пользование чужими денежными  средствами
   уже  в  формулировках ст.395 ГК РФ видится вполне  самостоятельным.
   Представляется,  что  законодатель в  норме  этой  статьи  закрепил
   новую   форму   гражданско-правовой  ответственности,   учитывающую
   специфику денежных обязательств.
       Из  этих  же  позиций исходит и В.В. Витрянский, чье  мнение  о
   правовой   природе   процентов  за  пользование  чужими   денежными
   средствами  видится  наиболее приближенным к  истине.  Рассматривая
   положения  ст.395  ГК  РФ,  В.В.  Витрянский  указывает,   что   на
   сегодняшний  день  можно  констатировать,  что  сложилась  судебно-
   арбитражная  практика,  которая однозначно  исходит  из  того,  что
   проценты  за неправомерное пользование чужими денежными средствами,
   предусмотренные ст.395 ГК (а стало быть, и ст.811 ГК РФ), по  своей
   правовой    природе    относятся   к   мерам    гражданско-правовой
   ответственности. При этом, автор стоит на позиции,  что  нормы  ГК,
   предусматривающие  ответственность за  неисполнение  или  просрочку
   исполнения  денежного обязательства, применяемые в соответствии  со
   ст.395  ГК  РФ или в порядке и размере, ею установленных,  впрочем,
   как  и  нормы,  помещенные  в  текст самой  ст.395  ГК  РФ,  должны
   расцениваться как положения, устанавливающие самостоятельную  форму
   ответственности  за  неисполнение (просрочку исполнения)  денежного
   обязательства,  специфика  которой,  её  отличие  от  других   форм
   ответственности    (неустойка,   убытки)   заключается    лишь    в
   особенностях  предмета денежного обязательства, что в свою  очередь
   предопределяет     особенности     применения     условий     такой
   ответственности.
       Данная   позиция  воспринята  и  судебной  практикой.  Согласно
   Постановлению   №13/14  рассматриваемому  институту   присущи   все
   признаки       самостоятельной      формы       гражданско-правовой
   ответственности, подчеркивается компенсационный характер  процентов
   за   пользование   чужими  денежными  средствами,   проводится   их
   разграничение с неустойкой.
       На  практике нормы ст.395 ГК РФ часто применяются к нарушителям
   договора  денежного займа. В связи с чем в Постановлении  №13/14  в
   п.4  особо  акцентируется  внимание  судов  на  то,  что  проценты,
   предусмотренные  п.1 ст.395 ГК РФ, по своей природе  отличаются  от
   процентов,  подлежащих уплате за пользование денежными  средствами,
   предоставленными  по  договору займа (ст.809), кредитному  договору
   (ст.819)  либо  в качестве коммерческого кредита (ст.823).  Поэтому
   при  разрешении  споров о взыскании процентов  годовых  суд  должен
   определить,  требует  ли  истец  уплаты  процентов  за  пользование
   денежными   средствами,  предоставленными  в  качестве  займа   или
   коммерческого   кредита,   либо  существо   требования   составляет
   применение   ответственности   за   неисполнение   или    просрочку
   исполнения  денежного  обязательства (ст.395).  Этот  вопрос  имеет
   значение  прежде  всего в связи с предписаниями  п.7  Постановления
   №13/14  о праве суда с учетом компенсационной природы процентов,  в
   случае  явной  несоразмерности  ставки  процентов,  взыскиваемых  в
   соответствии  со  ст.395  ГК РФ последствиям  просрочки  исполнения
   денежного  обязательства, применительно к статье 333  ГК  уменьшить
   ставку  процентов,  взыскиваемых в связи  с  просрочкой  исполнения
   денежного обязательства.
       Таким   образом,  судам  при  рассмотрении  дел,  связанных   с
   договорами  займа  и  кредита, предписывается  применять  положения
   ст.395   ГК  РФ  как  форму  ответственности  нарушителей  заемного
   обязательства.
       Согласно п.1 ст.811 ГК РФ, когда заемщик не возвращает  в  срок
   сумму  займа,  на  эту  сумму подлежат уплате проценты  в  размере,
   предусмотренном п.1 ст.395 ГК, со дня, когда она должны  была  быть
   возвращена,  до  дня  её возврата займодавцу независимо  от  уплаты
   процентов, предусмотренных п.1 ст.809 ГК РФ.
       В  ст.809  ГК  РФ  в  п.1 указывается на  право  займодавца  на
   получение  с  заемщика  процентов на сумму  займа  в  размере  и  в
   порядке,  определенных  договором, при  этом  отмечается,  что  при
   отсутствии  в  договоре  условия  о  размере  процентов  их  размер
   определяется существующей в месте жительства займодавца, или  месте
   нахождения  юридического  лица  - займодавца,  ставкой  банковского
   процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком  суммы
   долга  или  его соответствующей части. В п.2 ст.809 ГК РФ  отдельно
   подчеркивается,  что  при  отсутствии  иного  соглашения   проценты
   выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа. Отметим,  что
   хотя  п.1 ст.811 ГК отсылает только к п.1 ст.809 ГК, положения  п.2
   ст.809  ГК должны применяться в неразрывной связи с нормами  пункта
   1,  поскольку они определяют период начисления процентов, право  на
   получение которых предусмотрено в пункте 1.
       Таким  образом, при сравнении норм этих двух статей ГК РФ можно
   придти  к  выводу о том, что при пропуске заемщиком сроков возврата
   денежного  займа  займодавец получает право на  обложение  заемщика
   двойной  ставкой процентов за период просрочки, если иное прямо  не
   предусмотрено  договором. На основании п.2 ст.809 ГК  РФ  он  имеет
   право   на  получение  ежемесячно  до  дня  возврата  суммы   займа
   процентов,  предусмотренных п.1 ст.809 ГК РФ, и  на  основании  п.1
   ст.811  ГК  РФ  может  требовать взыскания  с  заемщика  процентов,
   предусмотренных ст.395 ГК РФ со дня, когда сумма займа должна  была
   быть  возвращена,  до  дня  её возврата  займодавцу  независимо  от
   уплаты процентов, предусмотренных п.1 ст.809 ГК РФ.
       Отметим,  что  при  составлении договоров займа,  и  тем  более
   долговых  расписок  заемщика на практике, как  правило,  каких-либо
   особых   уточнений   отдельно  по  вопросу  о  периоде   начисления
   процентов  за пользование займом, как указывает п.2 ст.809  ГК  РФ,
   стороны   не  устанавливают,  ограничиваясь  указанием  на   ставку
   ежемесячных процентов, начисляемых на сумму займа.
       Возникает  вполне  закономерная ситуация когда  заемщик  обязан
   дважды  платить  за  пользование одним и тем же займом,  только  по
   разным  основаниям, поскольку проценты, предусмотренные  ст.809  ГК
   РФ,  начисляются  как вознаграждение займодавцу за  предоставленное
   заемщику    права   пользоваться   его   деньгами,   а    проценты,
   предусмотренные  ст.395 ГК РФ, за пользование  заемщиком  этими  же
   деньгами  вследствие их неправомерного удержания, уклонения  от  их
   возврата займодавцу либо иной просрочки в их уплате.
       Постановление №13/14 обращает внимание судов на то, что законом
   либо   соглашением  сторон  может  быть  предусмотрена  обязанность
   должника  уплачивать  неустойку  (пени)  при  просрочке  исполнения
   денежного  обязательства. В подобных случаях суду следует  исходить
   из  того,  что  кредитор вправе предъявить требование о  применении
   одной   из   этих  мер,  не  доказывая  факта  и  размера  убытков,
   понесенных им при неисполнении денежного обязательства,  если  иное
   прямо не предусмотрено законом или договором.
       Отметим,  что данные положения, вкупе с положениями п.4  и  п.7
   Постановления  №13/14  находятся  в  прямом  противоречии   как   с
   позицией  М.  Г.  Розенберга  и  других  юристов,  придерживающихся
   взглядов  на  проценты  за пользование чужими денежными  средствами
   как   на  плату,  вознаграждение  за  пользование  предоставленными
   денежными  ресурсами,  так  и с позициями  С.С.  занковского  и  а.
   попова,  предлагающими рассматривать проценты как форму  возмещения
   убытков, либо вид неустойки. Фактически указанные положения  сводят
   эти теории на нет.
       Наибольший  интерес, а вместе с тем и практическую сложность  у
   правоприменителей,    вызывает   порядок   исчисления    процентов,
   взыскиваемых  в  связи  с пользованием заемщиком  чужими  денежными
   средствами, в соответствии со ст.395 ГК РФ.
       Уже  через полтора года после вступления части первой ГК  РФ  в
   силу   Пленумы  Верховного  и  Высшего  Арбитражного  суда   РФ   в
   совместном  постановлении  №6/8  от  1  июля  1996г.  "О  некоторых
   вопросах,  связанных с применением части первой  ГК  РФ"  в  п.  51
   предписал   судам  при  определении  ставки  процентов,  подлежащих
   уплате  организациями и гражданами за пользование чужими  денежными
   средствами, в соответствии со ст.395 ГК исходить из размера  единой
   учетной   ставки  Центрального  банка  РФ  по  кредитным  ресурсам,
   предоставляемым коммерческим банкам (ставки рефинансирования).
       Данный подход к определению ставки процентов был закреплен и  в
   Постановлении  №13/14. Такая практика имеет как положительные,  так
   и отрицательные стороны.
       С  подачи  высших  судебных инстанций  вся  правоприменительная
   практика  отождествляет  величину  ставки  рефинансирования  ЦБ  со
   ставкой  процентов  за  пользование  чужими  денежными  средствами.
   Однако,   такой   подход   сужает  формулировку   ст.395   ГК   РФ.
   Законодатель  говорит  об  учетной ставке  банковского  процента  в
   месте  нахождения  должника, которая в  любом  случае  всегда  выше
   ставки рефинансирования ЦБ, а с учетом регионального фактора  может
   быть  выше на целый порядок. Таким образом, норма ст.395 ГК  РФ  на
   практике  применяется  в  несколько  ограниченных  рамках,  что  во
   многих    случаях   сужает   действие   компенсационного   признака
   процентов, предусмотренных этой статьей.
       Вместе с тем, на практике выяснение по каждому делу действующей
   в  данный  момент  в  месте нахождения заемщика ставки  банковского
   процента  связано со значительными трудностями и затратами времени.
   Кроме  того,  в  современных условиях во многих регионах  действуют
   искусственно  завышенные  ставки банковских  процентов,  применение
   которых  для  взыскания процентов за пользование  чужими  денежными
   средствами  поставило  бы  заемщика  в  кабальные  условия.   Таким
   образом,   указанная   практика   на   настоящем   этапе   развития
   российского    гражданского   оборота   в   целом    представляется
   оправданной,   поскольку  применение  ставки  рефинансирования   ЦБ
   позволяет избежать перегибов в применении ст.395 ГК РФ.
       Согласно  п.1  ст.395  ГК  РФ при взыскании  долга  в  судебном
   порядке  суд  может удовлетворить требование кредитора,  исходя  из
   учетной  ставки банковского процента на день предъявления иска  или
   на  день  вынесения  решения. Законодатель  подчеркивает,  что  эти
   правила  применяются,  если  иной размер  процентов  не  установлен
   законом или договором.
       Таким  образом,  в любом случае суд будет исходить  из  учетных
   ставок банковского процента действующих в момент рассмотрения  дела
   в  суде.  Так,  М.  обратилась в суд  с  иском  к  И.  о  взыскании
   задолженности   по  договору  денежного  займа,  обосновывая   свои
   требования  тем,  что в мае 2002 г. И. взяла у  неё  в  долг  75000
   рублей  с обязательством возвратить их до 1 августа 2002 г., однако
   своих   обязательств  не  исполнила.  Решением  суда   её   исковые
   требования  были  удовлетворены и с ответчицы взыскано  75000  руб.
   основного  долга и 14400 руб. процентов за пользование И. денежными
   средствами  М,  предусмотренных ст.395 ГК РФ. М. обратилась  в  суд
   кассационной  инстанции  с  жалобой  на  указанное  решение   суда,
   ссылаясь  на  то,  что  суд первой инстанции  неправильно  применил
   ставку  рефинансирования ЦБ РФ 16% годовых, действующую  на  момент
   вынесения  решения  12  октября 2003г., и ему  следовало  исчислять
   проценты  по  ст.395 ГК исходя из ставки 23% годовых, действовавшей
   на  1  августа  2002г., когда в соответствии с договором  займа  И.
   должна была возвратить заем.
       Кассационная инстанция отказала М. в удовлетворении её  жалобы,
   со ссылкой на вышеприведенные положения п.1 ст.395 ГК РФ.
       Судами  при подсчете процентов за пользование чужими  денежными
   средствами   применяется  методика,  разработанная   в   банковской
   практике.  Суд  устанавливает сумму процентов в  рублях  за  каждый
   день  просрочки, а затем умножает её на количество дней  в  периоде
   просрочки.  При этом судам необходимо учитывать, что  согласно  п.2
   Постановления  №13/14 при расчете подлежащих  уплате  процентов  по
   ставке   рефинансирования  ЦБ  РФ  число  дней  в   году   (месяце)
   принимается  равным  соответственно 360 и 30  дням,  если  иное  не
   установлено   соглашением   сторон,   обязательными   для    сторон
   правилами, а также обычаями делового оборота.
       На  практике  очень часто и практически повсеместно встречаются
   займы  иностранной валюты. При этом суды используют правила  ст.395
   ГК  РФ  применительно и к договорам займа иностранной  валюты.  Для
   этого   применяется   п.2   ст.317  ГК  РФ  путем   расширительного
   толкования  его содержания. Начисление процентов осуществляется  на
   рублевый эквивалент позаимствованной суммы иностранной валюты.
       Эта   практика   видится  неправильной.   Обоснование   данного
   утверждения прямо заложено законодателем в п.2 ст.807 ГК РФ.
       Но  для начала необходимо разобраться в терминологии и уяснить,
   что  представляет собой иностранная валюта. В соответствии  с  пп.2
   п.1  ст.1  Федерального  закона от 10 декабря  2003г.  "О  валютном
   регулировании  и  валютном  контроле"  к  иностранной   валюте   на
   территории РФ относятся:
       а) денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов, монеты,
   находящиеся  в обращении и являющиеся законным средством  наличного
   платежа  на  территории  соответствующего иностранного  государства
   (группы иностранных государств), а также изымаемые либо изъятые  из
   обращения, но подлежащие обмену указанные денежные знаки;
       б)  средства  на  банковских счетах и в  банковских  вкладах  в
   денежных  единицах иностранных государств и международных  денежных
   или расчетных единицах;
       При  этом  ст.140  ГК РФ, к которой отсылает  и  ст.807  ГК  РФ
   закрепляет императивное правило о том, что рубль является  законным
   платежным   средством,  обязательным  к  приему  по   нарицательной
   стоимости на всей территории РФ.
       Приведенные нормы ГК и Федерального закона приводят  к  выводу,
   что  иностранная валюта не является на территории РФ деньгами и  не
   может использоваться в обороте в качестве платежного средства.
       Но,  учитывая, что в обороте иностранная валюта используется  в
   качестве  средства  платежа  при заключении  сделок  повсеместно  и
   судебная  практика  допускает сделки с  использованием  иностранной
   валюты  такие  сделки  нельзя признать незаконными.  Вместе  с  тем
   договоры  займа,  объектом  которых  является  иностранная   валюта
   нельзя  признавать договорами денежного займа, так как  гражданское
   законодательство  РФ  не  признает  иностранную  валюту   деньгами.
   Соответственно,   такой   заем  следует   считать   займом   вещей,
   определенных  родовыми  признаками - денежных  единиц  иностранного
   государства,  в  соответствующем количестве.  Следовательно,  нормы
   п.1  ст.811 и ст.395 ГК РФ не могут применяться к займу иностранной
   валюты,  поскольку  они регламентируют правила  ответственности  за
   нарушение денежного обязательства.
       Нельзя  обойти  вниманием  коллизию,  которая  выявляется   при
   рассмотрении  норм  п.1 ст.811 и п.1 ст.395 ГК  РФ  в  сравнении  с
   нормами Постановления №13/14.
       В  соответствии с п.1 ст.811 ГК РФ, если иное не  предусмотрено
   законом  или  договором, в случаях когда заемщик  не  возвращает  в
   срок  сумму  займа,  на  эту  сумму  подлежат  уплате  проценты,  в
   размере, предусмотренном п.1 ст.395 ГК РФ.
       Таким    образом,    возможность    наложения    на    заемщика
   ответственности за просрочку возврата суммы займа п.1 ст.811 ГК  РФ
   допускает только в случае, когда иное не предусмотрено законом  или
   договором.
       Стороны договора займа, реализуя свое право предусмотреть  иную
   ответственность  за  нарушение заемщиком сроков возврата  денежного
   займа,  могут  закрепить  в договоре условие  о  неустойке  в  виде
   штрафа    или   пени   за   просрочку   платежа.   Иного   варианта
   ответственности для заемщика, невозвращающего в срок  сумму  займа,
   фактически в ГК РФ нет.
       В  этом  случае  условие договора займа о  неустойке  блокирует
   действие  норм  п.1 ст.811 ГК РФ и ответственность  предусмотренная
   ст.395 ГК РФ, к заемщику применена быть не может.
       Между  тем  в  абз.2 п.6 Постановления №13/14 установлено,  что
   законом   либо   соглашением   сторон  может   быть   предусмотрена
   обязанность  должника  уплачивать неустойку  (пени)  при  просрочке
   исполнения   денежного  обязательства.  В  подобных  случаях   суду
   следует   исходить   из  того,  что  кредитор   вправе   предъявить
   требование о применении одной из этих мер.
       Таким  образом,  в  Постановлении №13/14 кредитору  дано  право
   выбора  между  неустойкой и нормами ст.395 ГК  РФ,  то  есть  право
   выбора   вида   ответственности  заемщика   за   нарушение   сроков
   исполнения заемного обязательства.
       Это   правило   п.6  Постановления  №13/14  прямо  противоречит
   предписаниям  п.1  ст.811  ГК  РФ, в  связи  с  чем  к  отношениям,
   вытекающим  из  договора  займа эта норма Постановления  №13/14  не
   применима,  и  правоприменителю  на практике,  безусловно,  следует
   придерживаться позиции законодателя.
       Необходимо отметить, что и с чисто логической точки  зрения,  с
   учетом    общего   принципа   диспозитивности   гражданско-правовых
   отношений,  соглашение о неустойке должно иметь большую юридическую
   силу.   В  ситуации,  когда  стороны  заранее  предусмотрели   меры
   воздействия на нарушителя обязательства, а также объем  санкций  за
   нарушение,  применение  предписаний Постановления  №13/14  нарушает
   волеизъявление  сторон,  отодвигая  его  на  второй  план  и   дает
   займодавцу  право  лавировать между нормами договора  и  закона,  с
   позиций   собственной   выгоды.  Представляется,   что   с   учетом
   изложенного  указанные  положения абз.2  п.6  Постановления  №13/14
   нуждаются в дополнении.
   
                                      Поступила в редакцию 23.01.2006.
   
   
   
  ВЫХОДНЫЕ ДАННЫЕ
 
 


Главная страница